Фичер

Разбойники и герои: история викингов

Тимур Шерзад

Как скандинавы открывали Америку, распространяли христианство и определяли судьбу Европы

Благодаря книгам, кино и видеоиграм викинги стали одними из самых знаменитых разбойников в человеческой истории. For Honor, Total War Saga: Thrones of Britannia, The Elder Scrolls 5: Skyrim, «Ведьмак 3: Дикая охота»... В каждой из этих игр или прямо присутствуют скандинавские воины, или их история, пропущенная через призму поп-культуры, используется как основа для создания фэнтезийных персонажей. Конечно, представление о викингах как о головорезах, которые ничего в жизни не знали и не хотели, кроме битвы и грабежа - серьезное упрощение, но есть в этом романтическом образе и толика правды. Мы решили уважить память свирепых скандинавов и собрать самые интересные сюжеты из эпохи их расцвета.

На южных берегах

Викинги были продуктом своего времени. В V веке рухнула Римская империя. В Европе воцарился хаос, говорить о сильных государствах, надежно контролирующих свои границы, не приходилось. Скандинавские земли с их суровыми северными условиями создали мрачную языческую религию, которая провозглашала первенство ратного дела и обещала погибшим в бою райские кущи. Она, в свою очередь, ковала бесстрашных и решительных воинов.

Правда, прежде чем стать бичом европейских держав, викинги довольно долго разминались, воюя друг с другом. Скандинавия была буквально утыкана крепостями – до начала эпохи викингов их успели возвести более 1500. Сильные поглощали слабых и образовывали новые королевства. Внутренний разбой постепенно становился все более рискованным и все менее выгодным, и северяне стали поглядывать на дальних соседей. В 793 году викинги разорили богатый монастырь, находившийся на острове близ побережья нынешней Англии, и тем самым положили начало долгой и мрачной эпохе морских набегов.

Викинги

Скандинавы держали в ужасе не только прибрежные города. По рекам их ладьи могли подняться довольно далеко. Им было суждено захватить большую часть английских королевств и дойти до Парижа. Ходили скандинавские разбойники и дальше, грабя даже на Средиземном море.

В 859 году стартовал дальний поход под предводительством Хастейна и Бьорна Железнобокого. Оба вождя успели вволю пограбить в Европе и на Британских островах, но теперь их манили сокровища юга. Торговля в мусульманском мире тогда шла бойчее, чем Европе, а сундуки магометан ломились от золота. Для его экспроприации удалось собрать 62 ладьи – флот, вполне достаточный для рейдов по слабозащищенным городам.

Первыми на пути лежали Галисия и Астурия, христианские королевства на севере Пиренейского полуострова. Викинги попробовали их ограбить, но неудачно – местные власти к набегам оказались готовы, а сопротивление было неожиданно сильным. Разбойники не стали упрямиться – несмотря на рассказы о славной смерти в бою, главной целью походов было все-таки обогащение, а не гибель. Бьорн с Хастейном погрузились на корабли, и отправились дальше на юг в поисках королевства послабее.

Набег викингов по версии создателей Ancestors Legasy

Удача улыбнулась им на западной стороне полуострова, где начинались владения мусульман из Кордовского эмирата. Там викинги захватили немало золота, провизии и пленных – для продажи на невольничьих рынках. Но на юге разбойники столкнулись с флотом эмира. Арабы обстреляли скандинавов зажигательный смесью, те не придумали, что ответить на такое неожиданное выступление, и ретировались . Это было мудрое решение – оторвавшись от неприятельского флота, викинги смогли внезапно напасть на город Альхесирас, стоявший напротив Гибралтарской скалы. Разграбив все, до чего можно было дотянуться, разбойники на прощание сожгли главную мечеть.

Пройдя через Гибралтарский пролив, Бьорн и Хастейн проникли в Средиземное море. Высадившись в Северной Африке, они разграбили богатый город Накура, захватив там, помимо прочего, гарем местного царька. Кроме того, скандинавы наложили лапы и на доставленных из Черной Африки невольников. Гарем впоследствии продали кордовскому эмиру, а приглянувшихся чернокожих рабов довезли до Ирландии.

Затем скандинавы попробовали поживиться в южной Франкии, но встретили сильное сопротивление. Верные себе, они не стали упорствовать, сели на корабли, и поплыли в Италию. С ней связана красивая легенда – дескать, вождям не давала покоя поблекшая, но по-прежнему сильная слава Вечного города. Викинги намеревались разграбить Рим, но почему-то приняли за него город Луни, хотя к IX веку тот представлял собой довольно жалкое зрелище.

Ладья викингов в музее Осло

Как бы то ни было, Луни сочли достойной добычей, только вот от набега его жителей защищали крепкие стены. Чтобы пробраться внутрь, викинги разыграли целый спектакль. Вначале они прислали в город послов, умоляя о пище и лекарствах для больного вождя. Затем, немного выждав, северяне сообщили, что их предводитель умер и попросили позволения войти в город, чтобы похоронить усопшего по-христиански. Роль «мертвого» вождя исполнял Хастейн, выскочивший из гроба, стоило лишь скандинавам войти в Луни. Затем последовали грабеж и резня.

Викинги грабили Средиземноморье еще несколько лет. Помимо прочего, им удалось пленить Гарсию I, короля Наварры, и получить огромный выкуп. Домой Бьорн и Хастейн вернулись в 862 году – сказочно богатые, но лишившиеся большей части войска – из 62 кораблей они потеряли не менее 40.

Христианство или смерть

Олаф Трюггвасон был крутым парнем даже по меркам своего времени. Его отца, одного из норвежских конунгов, убили незадолго рождения Олафа – в 963 году. Мать с младенцем попробовала бежать на Русь, но в Балтийском море ее корабль захватили пираты. Олафа продали в рабство, где он прожил до восьми лет, когда его обнаружил и выкупил один из родственников. Нашего героя отвезли в Новгород, где он спустя год (то есть, в девятилетнем возрасте) умудрился найти продавшего его работорговца и раскроил тому череп ударом топорика.

Прибытие Олафа Трюггвасона в Норвегию

Подростком Олаф записался в дружину князя Владимира – того самого, что крестил Русь. Там он прослужил до 18 лет. Его происхождение (правнук первого короля Норвегии) и проявленные качества позволили собрать небольшую армию. Молодой Олаф с энтузиазмом принялся опустошать Балтику и Британские острова, зарабатывая репутацию и богатство. В 994 году он принял христианскую веру, а год спустя круг замкнулся – вывезенный из Норвегии в младенческом возрасте, Трюггвасон вернулся на родину во главе большого войска и сверг ярла Хакона Могучего, став королем Норвегии.

Язычество Олафа раздражало. Он хотел добиться централизации власти, а старые обычаи противоречили этой идее. Сама церковь тогда старалась обращать скандинавов в новую веру аккуратно. В Риме полагали, что давить на северян не стоит, а миссионеры для начала убеждали северных язычников, что Иисус – тоже бог, и лишь потом, очень осторожно, добавляли, что он Бог единственный. В честь крещения можно было получить подарки – оружие или одежду. Многие скандинавы этим пользовались, без зазрения совести крестясь в разных местах десятки раз. Но даже с учетом такого циничного отношения к новой религии, выбранная христианами стратегия приносила плоды – влияние христианства в Норвегии становилось все более серьезным.

Но Олаф не был мудрым королем. Он верил в эффективность грубой силы, и в каком-то смысле был даже прав - в то время и в тех обстоятельствах. Столетия постепенного проникновения христианства достаточно подготовили Норвегию к уничтожению язычества – оставалось только нанести последний решительный удар.

Памятник Трюггвасону в Тронхейме

Трюггвасон успешно крестил целые области – все, кто отказывался расставаться со старой верой, как правило, расставались с жизнью. Хуже всего приходилось жрецам. Некоторых из них Олаф умерщвлял, привязывая в отлив к прибрежным скалам – когда наступал прилив, несчастные захлебывались. В регионах, где язычество было особенно сильно, король шел на хитрость. Однажды, столкнувшись с сопротивлением, он сделал вид, что готов пойти на мировую, но потом прибыл, когда его не ждали, и убил уважаемого жреца прямо в храме Тора. После этого случая Олаф решил проявить дипломатический такт и успокоить местных жителей, вступив в брак с дочерью того самого жреца. Та, правда, не оценила его жеста и попыталась заколоть мужа в первую же брачную ночь.

Разумеется, такой человек не мог погибнуть своей смертью – в 1000 году он был убит в морском сражении. Тем не менее, оставленный Олафом след было трудно переоценить. Он крестил слишком много людей, сжег слишком много языческих храмов. Старая вера и без того переживала не лучшие времена, а теперь ее влияние было окончательно подорвано, и христианизация Норвегии оставалась лишь вопросом времени.

Америка

Одним из самых суровых наказаний у древних скандинавов было изгнание. Приговоренный к нему становился в своем обществе вне закона – его мог безнаказанно убить всякий, у кого хватило бы на то сил. Одним из таким отверженных был норвежец Торвальд Асвальдсон, совершивший в 960 году групповое убийство. Пришлось приговоренному отправляться в Исландию.

Жители Исландии по сей день проводят «Фестивали викингов»

Путь туда занимал две-три недели, условия были отвратительными. Скандинавские корабли не имели укрытий от непогоды, на них было опасно разводить костер. Кораблекрушения случались регулярно – в особенно неудачные годы до Исландии доходила лишь каждая четвертая ладья. Но изгнанники, ищущие лучшей доли колонисты и те, кто просто впал на родине в немилость все равно шли туда довольно плотным потоком. И Исландия была для них только началом.

Сын Торвальда, Эрик Рыжий, недалеко ушел от отца. В 982 году история повторилась – Эрика изгнали за убийство, но на этот раз уже из Исландии. Эрик знал, что к северо-западу лежат некие неизведанные земли – их видели капитаны, «промахнувшиеся» мимо Исландии из-за бурь. Остров все равно предстояло покинуть – так почему бы не основать новую колонию? Эрик погрузил на корабль семью, рабов и домашних животных, и пустился в плавание.

Скандинавская ладья близ Гренландии, картина Карла Расмуссена

Достигнув той самой земли, он назвал ее Гренландией – «зеленой страной». То ли потому, что климат в IX веке был помягче, то ли в рекламных целях – Эрик грезил созданием колонии. В 986 году срок изгнания закончился, и Рыжий вернулся в Исландию, где набрал около 400 колонистов. В Гренландии они основали два крупных поселения, жившие за счет продажи в Европу редких ресурсов – моржовых бивней, тюленьей кожи и шкур белых медведей. Особо дорогим предметом экспорта числились живые кречеты (с ними охотились эмиры и короли) и бивни нарвала – в Европе их продавали под видом единорожьего рога чуть ли не на вес золота.

За Гренландией лежали американские земли. Их скандинавы достигали еще в 986 году, но, опять же, чисто случайно - из-за навигационных ошибок. Целенаправленной колонизацией пробовал заниматься только Лейф Эриксон, сын Эрика Рыжего. В 1000 году он снарядил судно с командой из 35 человек, и отплыл на запад. Достигнув американского берега где-то в районе арктической части современной Канады, Лейф повернул на юг. Ледники сменились густыми лесами, а затем и вовсе плодородными землями, которые заросли диким виноградом.

Лейф Эриксон на американском побережье, картина Ханса Даля

Назвав этот край Винландией, Лейф остался там на зимовку. Строевой лес был в Гренландии большим дефицитом, а тут его обнаружилось в достатке. Люди Эриксона срубили немало деревьев, погрузили их на корабль и вернулись с этим ценным грузом в Гренландию. Вскоре после возвращения умер Эрик Рыжий, и Лейф остался вести дела отца. Вместо него исследованием Америки занялся брат Торвальд. Он успешно доплыл до места стоянки Лейфа, перезимовал там, и двинулся дальше на юг. Здесь скандинавы встретили индейцев, с которыми вышло недопонимание, плавно перешедшее в небольшое сражение. Торвальд был убит, и команда вернулась в Гренландию.

На этом американская эпопея не закончилась – новые земли по-прежнему манили переселенцев. Спустя несколько лет после провала экспедиции Торвальда продолжить его дело взялся Торфинн Карлсефни. К делу он подошел максимально серьезно. 60 мужчин, 5 женщин, много скота – учитывая качество земель, неплохой задел для процветающей колонии. Торфинн высадился в Винландии, и стал обустраиваться. Первая зима прошла неплохо, у колонистов стали рождаться дети.

Вскоре к скандинавам наведались индейцы – крайне заинтересованные оружием викингов, они пытались выменять его на пушнину, но Торфинн строго запретил это делать. Тогда аборигены попытались украсть оружие, что кончилось конфликтом и смертью одного из индейцев. Обстановка резко обострилась – на колонистов стали регулярно нападать. Скандинавы легко отбивали атаки, но со спокойной жизнью можно было попрощаться - малейшая оплошность или попытка расслабиться могли закончиться резней. В конец концов колонистам надоело ходить под индейскими стрелами, и они уплыли домой.

Индейцы нападают на скандинавское поселение, картина Ангуса Макбрайда

Гренландцы предприняли еще одну попытку колонизации под началом сестры Лейфа, Фрейдис, но дело закончилось еще хуже. Колонисты перессорились и перебили друг друга, а выжившие вернулись обратно. Гренландцы не могли игнорировать близкий источник леса, и плавали в Америку минимум до XIV века, но основывать там постоянные поселения больше не пытались. Сведения же о неудачных попытках колонизации до Европы, судя по всему, не доходили. По крайней мере, Колумб, отплывая в 1492 году из Испании, об открытиях викингов ничего не слышал. Зато уж в современная поп-культура о вылазках скандинавов в Америку помнит. Например, в Assassin’s Creed: Rogue можно найти осколки древнего меча, собрав который, герой получит возможность отыскать доспехи викингов.

Конец эпохи

К XII веку Скандинавия сильно изменилась, а ее жители остепенились. Племена, банды, ярлы - все это уходило в прошлое, времена разбойничьей вольницы завершались. Теперь любителям морских набегов приходилось иметь дело с главой государства, на которого давили европейские монархи – через церковные, торговые или дипломатические каналы. Будучи заинтересованными в хороших отношениях с Европой, скандинавские короли начали карать особо ретивых викингов, устраивая показательные казни.

Разбойники вымирали или пытались найти себе новое занятие, ходя в Крестовые походы на Балтику или Святую землю. Но это могло лишь отсрочить перерождение викингов в земледельцев или рыцарей европейского образца. Дольше всего разбойничий образ жизни продержался на Оркнейских и Гебридских островах, но в XIII веке королевские войска добрались и туда. Эпоха викингов завершилась.

Викинги были могучей силой, влиявшей на жизнь в Европе. Они перекроили политическую карту Англии, уничтожили множество мелких феодалов, не дававших стране объединиться, и таким образом серьезно повлияли на ее судьбу. Они служили в дружинах русских князей и гвардии византийского императора. Викинги разоряли Париж и совершали географические открытия. Но в конце концов их время подошло к концу, и теперь о былых походах и сражениях остается только вспоминать.

Рассказать друзьям
Вконтакте
Мой Мир
Одноклассники
Отмена