Превью

Detroit: Become Human

Сергей Макеев

Многообразие выбора, детективные расследования и механические революционеры — каким нам запомнился новый проект автора Fahrenheit и Heavy Rain

Вышедшая в 2013 году Beyond: Two Souls оказалась куда слабее предыдущих игр в жанре «интерактивное кино», разработанных Дэвидом Кейджем и его коллегами из Quantic Dream. Новая игра студии — Detroit: Become Human — это шанс разработчиков доказать, что они все еще задают тон в придуманном ими же жанре. Мы поиграли в демо Detroit на «Игромире 2017» и готовы рассказать, на что похожа новинка.

Детройт, 2038 год. За двадцать лет мир как будто не изменился— машины, телефоны, оружие и одежда лишь незначительно отличаются от современных. Но жизнь в обществе устроена совсем иначе благодаря появлению практически не отличимых от людей андроидов. Механические слуги беспрекословно выполняют самую разную работу: подметают улицы, учат в школах детей или обслуживают пациентов в больницах. Однако после некого инцидента часть роботов начинает осознавать себя, проявлять эмоции и характер. Они уже не хотят быть безвольными рабами людей и задумываются о равных с ними правах. Таких андроидов в игре называют девиантами.

В лучших традициях Quantic Dream в Detroit будет несколько играбельных персонажей, причем они — андроиды. История девушки Кары началась еще в 2012 году, в одноименной технодемке для PS3. Осознав себя прямо во время сборки, своим пронзительным «я хочу жить» Кара тронула сердце не только оператора завода, но и многих игроков. Им так полюбился эмоциональный робот, что они забросали студию просьбами продолжить его историю. Это и побудило Дэвида Кейджа взяться за Detroit.

Второй персонаж — Коннор. Он запрограммирован ловить и обезвреживать девиантов, содействовать полиции и защищать людей. Именно за него и давали поиграть на «ИгроМире». В роли Коннора мы прибываем в жилую квартиру на верхнем этаже небоскреба. Капитан полиции в общих чертах обрисовывает ситуацию — вооруженный андроид убил нескольких человек и теперь грозится спрыгнуть с крыши вместе с маленькой девочкой. Наша задача: спасти ребенка. Выходим на крышу, завязываем разговор с террористом, не идем на уступки и гнем свою линию. И вот рассерженный андроид прыгает вниз с заложницей. Миссия провалена, а Коннор как ни в чем не бывало разворачивается и спокойно идет к выходу. Запускаем демо заново.

Верхняя опция заблокирована, так как Коннор что-то не изучил или не нашел

Снова получаем указания от капитана, но на этот раз не спешим выходить на крышу. Подходим к убитому полицейскому и запускаем «режим детектива» — очень похожий на тот, который предлагает Batman: Arkham Knight. Сперва игра предлагает найти на трупе несколько ключевых точек: лицо, пулевое ранение и следы на ладони. На основе полученных данных Коннор выстраивает схематическую проекцию случившегося в дополненной реальности. Внизу ползунок — игрок может перематывать время вперед-назад и смотреть, что произошло. Итак, всего лишь взглянув на труп, Коннор узнает, что полицейский Энтони Декарт ранил спятившего андроида, получил пулю сам и обронил неподалеку пистолет. Подбираем оружие, изучаем остальные улики, выстраиваем в голове картину произошедшего и выходим на крышу. Втираемся в доверие к преступнику и в подходящий момент убиваем его выстрелом в голову. Девочка спасена, миссия выполнена.

«Режим детектива» также напоминает недавнюю Tacoma, только в Detroit проекции жертв и их обидчиков молчат

Но вариантов финала у этой сцены значительно больше — семь или восемь. Можно убедить девианта добровольно отпустить ребенка, можно пожертвовать собой, а можно и самому получить пулю в лоб. Дэвид Кейдж уверяет, что в Detroit будет в три раза больше сюжетных развилок, чем в Heavy Rain, а в определенные моменты персонажи также рискуют умереть навсегда. Но что бы игрок ни делал, история продолжится — никаких принудительных переигрываний, как в Fahrenheit.

Последний доступный персонаж — андроид-революционер Маркус. Геймплей за него несколько отличается от описанного выше. В демо для прессы Маркус с боевой подругой Норт должны освободить выставленных на продажу андроидов из специализированного магазина. В первой части миссии игра становится похожа уже не на расследования из Batman: Arkham, а на хакерские эпизоды из Watch Dogs. Маркус на расстоянии изучает камеры наблюдения и определяет, куда от них тянутся провода. Далее он находит доступ к кабелям и прикосновением руки отключает охранную систему магазина (впрочем, всего этого можно было и не делать). Осталось только попасть внутрь. Сделать это можно несколькими способами, но самый эффектный — протаранить огромную витрину на угнанном неподалеку грузовике.

Совершив всего одно плохое действие, можно резко сдвинуть ползунок вправо

Вдохновив освобожденных собратьев-андроидов на борьбу, Маркус должен выбрать, какой эта борьба будет. И здесь появляется новая механика — «шкала морали». Она отображается рядом с персонажем и показывает, к чему ведут ваши действия. Если призывать андроидов к мирному протесту, рисовать цифровые граффити и транслировать пропаганду по рекламным табло, то ползунок будет смещаться в сторону пацифизма. Если громить муниципальную собственность, бить витрины и взрывать машины — террора. При этом игра учитывает и «средний» путь. Со слов разработчиков, если игрок так и не определится, быть ему «добрым» революционером или «злым», общественность не поймет, что андроиды пытались сказать своими действиями.

После не самого удачного эксперимента с Beyond: Two Souls студия Quantic Dream возвращается к проверенной временем схеме: последовательное повествование, разветвленный сюжет и несколько героев. Судя по демо-версии, нас ждет нелинейная история, разнообразный геймплей и фирменное внимание студии к деталям. Остается неясным, сможет ли Quantic Dream сказать что-то новое про «человечных роботов», но мы искренне надеемся, что у нее все получится. Игра должна выйти в 2018 году эксклюзивно на PlayStation 4.

Detroit: Become Human Игра
Рассказать друзьям
Вконтакте
Мой Мир
Одноклассники
Отмена